Главная Бизнес и Экономика Сергей Марченко и бюджетная пустота

Сергей Марченко и бюджетная пустота

Похоже, что Министерство финансов под управлением Сергея Марченко проводит политику, направленную на ухудшение положения бизнеса и не способствует выходу экономики из кризиса. Такую консенсусную оценку можно вывести из комментариев экспертов, которые обсуждают работу Минфина и показатели бюджета на 2022 год. «Лишние» деньги нужно направлять на развитие» — ключевой посыл экономистов. Однако по факту Марченко, судя по всему, собирается держать страну на сухом пайке.

В течение последних нескольких недель в среде экономистов активно обсуждается вопрос адекватности работы Минфина в целом, и в вопросах управления госдолгом и подготовки бюджета, в частности. Главные претензии вызывает систематическое занижение прогнозных показателей, которые позволяют впоследствии хвастаться «перевыполнением» планов доходной части бюджета. И, фактически, покрывать «скрутки» налога на добавленную стоимость, схемы, которая по оценкам центра CASE Украина, вымывает из бюджета страны 24-30 млрд грн. налогов при общих оборотах на уровне 140-180 млрд грн.

Кроме того, экономисты также подвергают критике способ, которым Минфин Марченко управляет образовавшимися «излишками». Поскольку аналогичные проблемы заложены и в бюджете на 2022 год, вероятно, стоит систематизировать упреки специалистов в адрес главного финаналитика страны.

Госдолг: гордиться нечем

В своей статье для ZN.ua директор по научной работе Growford Institute Татьяна Богдан отмечает, что несмотря на кажущееся уменьшение объемов госдолга относительно ВВП и доходов бюджета, ряд других критериев долговой состоятельности в Украине нарушены. Например, предельно допустимый уровень долга превышает 200% доходов бюджета. Это означает, что если завтра наши кредиторы потребуют у Украины вернуть все долги, то правительству придется собирать налоги два года, поставив на паузу все госрасходы — начиная от зарплат и заканчивая дорогами.

Кроме того, краткосрочные внешние долги, то есть те, которые нужно отдать в ближайшие годы нашим международным партнерам, составляют 165% от международных резервов, хотя стандарт говорит о цифре 100%. Международные резервы, к слову, как раз и накапливаются для такого — пусть и виртуального, но «черного дня», когда придется возвращать все внешние долги.

Еще один критический индикатор — чрезмерно высокий и показатель валовых потребностей правительства в заемном финансировании. В переводе на простой язык: сколько денег Минфин собирается занять в том или ином году. В 2021 году этот показатель достиг 20% ВВП, что выше критического уровня на 5%. А чем больше мы берем — тем больше нам потом возвращать.

Более того, если сегодня основная часть внешних долгов — это дешевая валюта под 2-3% годовых, то перекрывать ее, по всей видимости, придется уже ресурсом под 7-8%. По оценкам Центра экономической стратегии, на обслуживание долгов в 2022 году придется потратить около 15% ВВП страны.

Кроме того, нужно готовиться к уменьшению «дармовых» денег в мире, в связи с постепенным сворачиванием программ поддержки в США и ЕС. Это будет означать, что займы на внешних рынках будут становиться еще дороже. И Минфину стоило бы переориентироваться на внутренние долговые обязательства. Но внешние долги по-прежнему остаются «любимым» инструментом Сергея Марченко. Причем в порядке вещей для Украины взять за рубежом под 6,3-8,5% в долларах, в то время как внутри страны ставки будут 3-4%.

Критической является и доля нерезидентов (иностранцев) в общем объеме госдолга — это 50%, в то время как в других странах с формирующимися рынками этот показатель составляет всего 16%. Риск состоит в том, что в случае резкой девальвации и выхода нерезидентов из наших бумаг, это может плохо сказаться и на экономике, и на доступе к другим внешним источникам финансирования, чтобы перекрыть образовавшиеся «дыры». При этом вторым по объемам покупателем долговых бумаг являются банки. Нацбанк сворачивает долгосрочное антикризисное рефинансирование, а значит финансировать долг государства будет некому. Альтернатива — дорогие внешние рынки либо развитие внутреннего розничного рынка (продажа ОВГЗ гражданам). О последнем Минфин вовремя не позаботился, так что ответ очевиден.

Дефицит: вместо стимулов — «усушка и утруска»

Пандемия коронавируса привела к тому, что большинство правительств во всем мире, прежде всего, в развитых и развивающихся странах, существенно смягчили свою политику в отношении госрасходов. Грубо говоря, печатали деньги, финансировали различные программы помощи, строили инфраструктурные объекты, лишь бы удержать экономики на плаву. Среднемировой уровень дефицита в 2020 году составлял 10,2% ВВП, в то время как в Украине — 5,4%. В 2021 году за 9 месяцев бюджет и вовсе свели с небольшим профицитом.

Что это значит? Вместо того, чтобы стимулировать экономику, как это делают во всем мире, украинский Минфин ее «высушивает», вытягивая из предпринимателей даже больше налогов, чем нужно финансировать расходов. Но при этом регулярно идут сигналы о недофинансировании даже защищенных статей. По оценкамКиевской школы экономики, в ноябре-декабре интенсивность поиска новых займов вырастет кратно.

Куда же деваются деньги? Скорее всего, на досрочное погашение долгов вместо того, чтобы направить заемные средства в экономику, способствовать скорейшему ее оздоровлению после пандемии, повышению благосостояния граждан.

«В развитых странах в 2021 году фокус фискальной политики смещается от финансирования чрезвычайных расходов, связанных с пандемией, к укреплению национальных экономик путем цифровой трансформации, «зеленого» перехода и реализации других долгосрочных инвестиций», — пишет Татьяна Богдан. В Украине же пояса уже затянули даже для ежедневных социальных расходов.

«В 2021–2022 годах Украине следует избегать слишком активного и чрезмерно раннего отхода от программ фискальной поддержки экономики и гуманитарной сферы, не оставляя без внимания проблему сохранения макрофинансовой стабильности. Это требует отказа от рестрикционной фискальной политики до преодоления пандемии и восстановления экономической деятельности, выполнения существующих планов финансирования бюджетных расходов и оперативного внедрения инструментов поддержки бизнеса и населения во время локдаунов«, — добавляет эксперт. Фактически это подтверждение несостоятельности Минфина, который только и может что закручивать фискальные гайки, игнорируя при этом мнение экспертов.

В Украинском институте будущего отмечают, что превышение ожидаемого уровня доходов над прогнозным будет настолько значительным, что правительству можно с легкостью проводить реформы, которые снижают налоговое давление на бизнес. Например, внедрять налог на выведенный капитал. Кроме того, можно было не «шантажировать» парламент необходимостью принятия законопроекта 5600, а спокойно включить 30 млрд грн. заложенных от него доходов в расходную часть бюджета. Однако в повестке дня законодательной деятельности Минфина такой вопрос, очевидно, даже не рассматривается.

Такая политика, по всей видимости, устраивает Международный валютный фонд, который, пускай и скрипя зубами, но выделяет Украине очередной транш кредитной поддержки. Тем самым хоть как-то держа на плаву разбалансированную систему госфинансов в стране. Однако полагаясь исключительно на «маяки» МВФ, Сергею Марченко не стоит забывать, что единственная задача кредитора — возвращать свои деньги. А вопрос их эффективного использования и развития страны в сторону роста и процветания — исключительная компетенция властей этой страны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Может Заинтересовать

Програма «Велика тепломодернізація» включає вирішення питання аварійної інженерії в Україні

Програма "Велика тепломодернізація" включає вирішення питання аварійної інженері…